Версия для слабовидящих

Без прошлого будущего быть не может

« Назад

07.08.2018 16:13

    Телеканал «Союз» в гостях у Государственного академического русского народного ансамбля «Россия» имени Людмилы Зыкиной. В эфире программа «Канон» с Александром Крузе. 

    Государственный академический русский народный ансамбль «Россия» — музыкальный коллектив, созданный народной артисткой Людмилой Зыкиной в 1977 году. Музыкальное крещение ансамбля «Россия», получившего мировое признание и известность, состоялось в легендарном Карнеги-холле, где коллектив дал более сорока концертов, прошедших с оглушительным успехом. За свою сорокалетнюю творческую жизнь коллектив ансамбля записал более тридцати пластинок, принял участие в большом количестве теле- и радиопередач и (без преувеличения) объездил весь земной шар. В 2009 году коллективу присвоено имя Народной артистки РСФСР Людмилы Георгиевны Зыкиной. Художественным руководителем и главным дирижером Государственного академического русского народного ансамбля «Россия» имени Людмилы Зыкиной с 2010 года стал лауреат международных конкурсов, обладатель премии «Имперская культура» Дмитрий Сергеевич Дмитриенко. Обо всем этом подробнее прямо сейчас в программе «Канон». 

    — В эфире еженедельная программа «Канон» и я, ее ведущий, Александр Крузе. Сегодня мы в гостях у художественного руководителя, директора и главного дирижера Государственного академического ансамбля «Россия» имени Людмилы Зыкиной Дмитрия Сергеевича Дмитриенко. Дмитрий Сергеевич, здравствуйте. 

— Здравствуйте. 

— Как говорится, лучше поздно, чем никогда. В прошлом году Ваш коллектив разменял пятый десяток лет, Вам исполнилось сорок лет, примите наши поздравления с красивой круглой датой. 

— Спасибо. 

— Но ведь за эти сорок лет, мне кажется, коллектив должен стать настоящей семьей. Это действительно так? 

— Безусловно, это так, но я бы хотел в самом начале дополнить Ваше представление о нашем коллективе. Есть одно очень важное слово в названии нашего ансамбля — Государственный академический русскийансамбль «Россия». Вот это предмет нашей особой гордости, особого отношения и, наверное, такого особенного статуса. А что касается нашего коллектива, то я бы так сказал: не за сорок лет, а изначально этот коллектив Людмила Георгиевна Зыкина представляла как свою семью, и в этом её огромная заслуга!

— Она как раз «мама»? 

— Да. Людмилу Георгиевну считали в ансамбле мамой. Музыканты так ее называли потому, что для нее каждый был фактически родным, близким не только сердцу, но и душе, человеком. И она знала о нем все вплоть до бытовых мелочей. У кого какие условия жизни, у кого есть жизненные сложности и так далее. 

А вот в месте, где мы сейчас с вами находимся, — ее кабинет. Проработала она здесь, скорее даже прожила, большую часть своей жизни. По крайней мере, весь тот период, который был связан с ансамблем «Россия», ее детищем с 1977 года. Неслучайно здесь, на Фрунзенской набережной, когда Людмилу Георгиевну провожали в последний путь из храма Христа Спасителя до Новодевичьего кладбища, мы остановились попрощаться с этим местом. Оно, действительно, очень символичное, и стало по-настоящему ее домом, как и ансамбль «Россия» стал по-настоящему ее семьей. 

Эта традиция семейственности жива благодаря музыкантам «зыкинской» эпохи, которые сегодня работают в ансамбле, они передают ее молодым ребятам, и, действительно, создаются очень добрые отношения. Коллектив у нас камерный, небольшой, и это накладывает отпечаток на взаимоотношения, делает их особенными, потому что все друг у друга на виду, и как бы нет, знаете, групп по интересам. Пусть даже по творческим интересам. То есть все вместе, все — единая семья. И повторюсь еще раз, не только тогда, когда мы много гастролируем. Гастроли — это вообще отдельная жизнь. Но и в Москве я знаю, что музыканты собираются кому-то, например, ремонт помочь сделать, — такие вещи у нас считаются нормой. Нормой отношений в коллективе. 

200-а

— Если Людмила Георгиевна была «мамой», то кто «папа» коллектива? 

— Папа коллектива, безусловно, Виктор Федорович Гридин. Если в прошлом году мы отмечали сорокалетие ансамбля (несмотря на всю молодость, это была действительно для нас большая и важная дата), то в этом году исполнилось бы 75 лет со дня рождения Виктора Федоровича Гридина. Он прожил, к сожалению, короткую, но очень яркую, удивительную жизнь. Талантливейший человек! Я глубоко убежден, что именно такой творческий союз позволил создать ансамбль «Россия», в котором Людмила Георгиевна была художественным руководителем, а Виктор Федорович был главным дирижером. Его руки, его энергия музыканта уже формировали звучание ансамбля. Кроме того, Виктор Федорович был блистательным неповторимым баянистом, уникальным баянистом — исполнителем. И кроме этого, он был ещё композитором. Он создал по существу целое направление в баянном репертуаре, которое ассоциируется с его именем, и его музыка не просто популярна или известна, она любима слушателем по-настоящему. Два этих великих имени, Виктор Гридин и Людмила Зыкина, два этих человека стоят у истоков нашего коллектива, и мы этим одновременно гордимся и дорожим, а сегодня, конечно, это накладывает на нас обязательства. Поверьте, выход на сцену, когда объявляют Государственный академический русский народный ансамбль «Россия» имени Людмилы Георгиевны Зыкиной, — это огромная ответственность, потому что есть планка, есть эталон. Дело даже не только в чистом профессионализме (у нас музыкальная программа, мы можем этого сегодня тоже коснуться), не в том, что она умела правильно брать дыхание, распределять его, идеально выстраивать фразу, а, прежде всего, в вере, преданности своему делу, в неизменности своего служения. Вот этот эталон — та планка, которая для нас сегодня абсолютный приоритет. 

— Действительно, ее мастерство — это, наверное, ее секрет. В интервью, которое я читал, она говорила, что нужно просто «правильно петь»... 

— Совершенно верно. Людмила Георгиевна Зыкина, несмотря на то, что мы ее считаем, прежде всего, народной певицей, исполнительницей народных песен, никогда для себя не делила пение на народное и академическое. Она говорила, что есть пение правильное, а есть — неправильное. И действительно, что касается русской песни, то здесь дело не только в тембре, хотя уникальный «зыкинский» тембр мы могли и можем по сей день узнать из тысячи.

— Она считается национальным достоянием, таким своего рода голосом нации.

— Вообще, русская культура, русское самосознание словоцентрично по своей сути. Русская песня — это самый яркий пример воплощения этого, потому что словосодержание песни имеет весомое значение. Конечно, традиции исполнения русской песни — это «мы говорим», «мы доносим смысл этой песни» и также, естественно, мы «правильно поем». Вот этому соответствовала, безусловно, Людмила Георгиевна Зыкина.

Замечательная певица Ольга Борисовна Воронец (они жили и выступали в одну эпоху с Людмилой Георгиевной Зыкиной), когда мы поздравляли ее с 85-летием, сказала мне простую, но такую правильную и точную вещь: «Дима, ты понимаешь, есть такое понятие «Русский голос». Оно определяется не тембром и не манерой, оно определяется состоянием души. Поэтому русская песня — это состояние души, но не просто какое попало, а прежде всего искреннее, чистое». 

 — А как Людмила Георгиевна относилась к современному состоянию популярной музыки российской? Болезненно? 

— Мне кажется, что она к этому состоянию относилась по-разному. Мы знаем, что она общалась со многими современными ей исполнителями, например, с Николаем Расторгуевым и группой «Любэ». Она записала замечательную песню «Мать и сын» с певцом Юлианом. Я думаю, что Людмила Георгиевна, прежде всего, ценила талант, умела его уважать и окружать заботой. Здесь не было такого принципиального значения что это: эстрада или не эстрада. Ведь по существу, вы знаете, Людмила Георгиевна тоже была эстрадной певицей. В ее репертуаре занимали огромное место песни, как мы говорим, советских композиторов. И сегодня, по прошествии времени, когда многие исполнители стали для нас памятью, нашей историей, мы можем говорить, что это понятие «русской эстрады». И его нужно сегодня тоже культивировать, потому что оно полярно понятию «шоу-бизнес», где, в общем-то, главными являются другие задачи — коммерция, бизнес. Поэтому слова «эстрада» бояться не нужно, а наоборот, еще больше интегрировать, еще больше классифицировать в своем значении, и тогда станет ясно, что это уникальное, интересное и уже исторически сформировавшееся направление в культуре. 

— Вы знаете, многие ваши коллеги, мягко говоря, сетуют на современное состояние народной музыки, народного жанра. Нет композиторов, нет произведений, нет финансирования. Жалуются, что на концертах присутствует очень мало зрителей. Какова Ваша точка зрения на этот счет? 

— Моя точка зрения, в общем, далека от того, чтобы сетовать на что-то. Талантами Россия была всегда богата, и сегодняшнее время никак не является исключением. Поэтому талантливые замечательные исполнители, голоса всегда были, есть и, дай бог, чтобы они были. 

 — Ну а каково сейчас состояние народной музыки, народного жанра?

— Я считаю, что состояние народного жанра сейчас на абсолютном подъеме, в своем профессиональном рассвете. Здесь есть другая проблема — вопрос выбора и вопрос навязывания людям. Понимаете, мы все помним (я сейчас примитивный пример приведу, но довольно понятный), когда Макдоналдс открылся, люди туда стремились в выходной день как в ресторан сходить, хотя, что там близкого к ресторану? Это некая сиюминутная информационная вспышка, которой сегодня много пользуются. Так и представители шоу-бизнеса — когда создается не художественное явление, а информационный повод. Явления там близко нет никакого, но на фоне информационного повода создается популярность того или иного актера или псевдопевца. Уж простите меня за такие слова. Поэтому эти вещи здесь соединять не стоит. 

Другое дело касается жанра народной музыки в общем нашем понятии. В этом смысле также нужна некая дифференциация, потому что у нас есть уникальное понятие народного творчества. Это этнос, это фольклор, это те корни, та почва, из которой все произрастает. Но ведь мы наследники уникальной русской композиторской школы — это и Глинка, и Чайковский, великий Рахманинов, великий Свиридов, здесь же, в ряду этих имен, стоит имя Надежды Васильевны Плевицкой, великой русской певицы, основательницы жанра сценического воплощения русской песни, вне всякого сомнения, продолжателем традиций которой была и Людмила Георгиевна Зыкина; это и имя Василия Васильевича Андреева — основателя первого Великорусского оркестра, по его образу и подобию сегодня существуют оркестры у нас в стране. Вот задумайтесь, цифру эту я называю приблизительно, но это не меньше семидесяти профессиональных оркестров русских народных инструментов. В свое время приехав на городской конкурс детских оркестров в город Киров (это моя родина), я услышал тридцать детских народных оркестров только в нём, даже не в области. Поэтому нет, здесь вопрос, повторяю, скорее информационного поля. 

— Если сейчас идет вот эта волна информационного поля, раздувание псевдокультуры, не потеряем ли мы поколение, которое на этом воспитывается? 

— А вот это самый серьезный вопрос. Вопрос о слушателе. Ансамбль «Россия» дает по статистике порядка ста тридцати концертов в год.

— А кто ваш зритель? 

— Разные зрители. И программы у нас разные. Начнем с детских: замечательные детские программы, например, по его удивительным сказам Бажова «Серебряное копытце», «Огневушка–поскакушка» и так далее. Есть спектакль по «Василию Теркину» Твардовского. Недавно мы играли этот спектакль с детским оркестром в «Доме музыки» в Москве. У нас прекрасные театральные проекты!

Безусловно, в нашем репертуаре преобладает русская музыка. Такие программы, как «Посвящение Людмиле Георгиевне Зыкиной» для нас являются, в общем-то, стратегическими, и в зале присутствуют абсолютно разные зрители.Я в свое время был буквально поражен: мы были на гастролях в Поволжье в городе Новокуйбышевске. У нас уже обычно вторая половина концерта проходит как такая, знаете, синергия... 

— интерактив... 

— Да, по существу. Причем мы никак это специально не провоцируем, но люди начинают невольно подпевать. В какой-то момент наши певицы перестают петь, и становится ясно, что поет зал. В самом конце концерта звучала песня «Оренбургский пуховый платок». Как прививка иммунитета делается маленькому ребенку, так и эта песня должна прививаться, потому что в ней главное сказано. Конечно, голос Людмилы Зыкиной здесь имеет огромное значение, она этой песне дала жизнь. 

Так вот, поем мы эту песню, и поет весь зал. В первом ряду сидят две маленькие девочки, им может быть лет семь – восемь, у них еще даже ножки до пола не достают, они ими болтают, и, может быть, не зная до конца… даже однозначно не зная слов этой песни, слышат, что происходит с залом, и невольно тоже подпевают. Они абсолютно точно запомнят этот концерт. Безусловно, став немножко старше, вспомнят, их только надо будет к этому побудить немножечко, подтолкнуть, они услышат эту песню и дальше их сердце откликнется на эту доброту. 

— Жалко, что всего две девочки... Таких двести хотя бы... 

—  Мы сегодня живем в эпоху интернета, получаем всю информацию фактически через мобильный телефон, из нашей «ладошки». Конечно, если в советские годы такие музыкальные коллективы, как мы, ехали в деревни и в села и играли в том числе и классическую музыку на балалайках. На баяне играли какие-то серьезные произведения Баха, например. Сегодня уже эта потребность стала меньше, потому что можно включитьYoutube и послушать и Баха, и Чайковского, и Моцарта и так далее. Избыток информации.

Поэтому сегодня уникальность художественного явления в культуре должна быть своего рода доминантой для художника, для человека, который этим занимается. И здесь, конечно, средства массовой информации должны понимать всю свою меру ответственности перед следующими поколениями. Потому что, повторю: популярность и понятие «информационный повод» мы должны отделять от понятия «художественное явление». Это очень важные вещи, которые мы должны знать. 

— А может быть таким коллективам, как ваш, каким-то образом идти в ногу со временем, что-то делать такое, на что зритель может обратить внимание? 

— Мы не сторонимся этого и не являемся музеем. 

— То есть с вами сотрудничают современные композиторы? 

— Конечно! С нами сотрудничают композиторы, сейчас мы даже делаем с диджеем проект в стиле рэп, который будет сочетаться с музыкальными ремиксами. Взаимодействие однозначно должно быть. Я это все называю процессом интеграции в современное культурное пространство. 

— Это здорово, что есть такое!

— У каждого поколения должны быть свои песни. Через несколько недель стартует национальный молодежный проект «Таврида» в Крыму. В этом году будет целая смена, она так и будет называться — «Народная смена»: соберется молодежь, которая будет играть на русских музыкальных инструментах, петь русскую песню. У этого поколения должны быть и свои песни. Более того, они должны рождаться! Нужно не просто это принимать как данность, а всячески этот процесс развивать, давать ему благодатную почву. Это поколение живет своими приоритетами, своими ценностями, но эти ценности формируются под воздействием исторического самосознания в том числе, они и должны формироваться посредством него. И здесь следует понимать важность этого баланса, потому что без прошлого будущего быть не может!

Продолжение следует...